Н. Александрова. Селфи человека-невидимки


Леня Марков, широко известный в узких кругах под кличкой Маркиз, зарабатывал деньги весьма специфическим способом. Леня был мошенником. Причем, как сам он говорил без ложной скромности, мошенником высшей категории. Больше того – мошенником всех времен и народов. Его остроумные операции могли бы войти в «Книгу рекордов Гиннесса», если бы те, кто составляет этот знаменитый справочник, о них узнали.

Но узнать это им было не суждено, хотя они и много потеряли. Как уже говорилось, Леня был широко известен в весьма узких кругах и всячески подчеркивал, что скандальная известность ему не нужна. Впрочем, как и любая другая.

Правда, его верная соратница и боевая подруга Лола утверждала, что Ленька, говоря так, кривит душой, потому что на самом деле тщеславный, самодовольный и самовлюбленный, как все мужчины, и жаждет поклонения и почитания, только весьма тщательно это скрывает.
Но она, Лола, прекрасно его изучила за три (примерно) года близкого знакомства и плодотворного сотрудничества и теперь видит его насквозь не хуже рентгена или аппарата ультразвуковой диагностики.

Конечно, следует признать, что говорила такое Лола достаточно редко, только когда сердилась на компаньона. В остальное время они неплохо ладили.

Лола по образованию и по призванию была драматической актрисой, а Леня в свое время закончил цирковое училище и вышел оттуда, по выражению Лолы, циркачом-многостаночником.

Он умел жонглировать всевозможными предметами – от теннисных мячиков до небольших предметов бытовой техники, ходить по канату, показывать фокусы и прекрасно ладить с любыми животными, начиная от бегемота и заканчивая крошечной белой мышью. Но лучше всего Маркиз владел редкой и в наши дни практически вымирающей профессией «актер-трансформатор», то есть мог в считаные секунды преобразиться и стать неузнаваемым. Скажем, из слесаря-сантехника превратиться в сотрудника ГИБДД или из грузчика мебельного магазина – в чиновника… Понятно, что это умение очень помогало ему в его специфической деятельности.

Лолу же он ценил за то, что она отлично гримировалась, могла сыграть любую роль – от богатой взбалмошной дамы до старой бомжихи, строго следила за любой мелочью в образе, по голосу в телефонной трубке безошибочно распознавала возраст женщины, ее общественное положение, статус и даже размер заработной платы, если дама работала по найму, или же количество денег, которое муж ежемесячно переводит на ее банковскую карточку.

Итак, приблизительно три года назад эти две творческие личности нашли друг друга и с тех пор плодотворно работали вместе.

Для удобства совместной деятельности они жили в одной большой четырехкомнатной квартире, которую с ними делили еще трое домашних любимцев.

Еще в самом начале их сотрудничества Леня твердо и непреклонно заявил, что их отношения будут носить исключительно деловой характер и никаких романтических отношений не предвидится. У него, дескать, такие правила. А если Лола не согласна, то лучше проститься прямо сейчас.

– Не больно-то и хотелось! – фыркнула Лола в ответ на это заявление. – Размечтался!

Может быть, такая постановка вопроса показалась ей унизительной, оскорбительной и хамской, но она не подала вида.

Так или иначе, но их отношения действительно носили исключительно деловой характер. Все же нерастраченные эмоции, всю нежность своей души Лола вложила в крошечного песика древней мексиканской породы чихуахуа, которого она назвала именем последнего китайского императора Пу И. И только один бог знает почему.

Пу И стал их первым домашним любимцем. Первым, но не единственным. Некоторое время спустя Маркиз встретил в подъезде кота, на которого напали трое хвостатых помоечных бандитов. Леня отбил его и пригласил пожить у себя. Умывшись, кот превратился в угольно-черного красавца с белой манишкой и белыми носочками, и Леня назвал его Аскольдом в честь своего погибшего друга и учителя.[1]

Последним в квартире появился большой говорящий попугай, который как-то зимой влетел в неосмотрительно открытую Лолой форточку. Попугая звали Перришон, во всяком случае так он представился. На все дальнейшие вопросы о том, где он живет, кто его родители и так далее, попугай упорно молчал.

Лола расклеила по всему району объявления: «Найден говорящий попугай, звонить по телефону…», приложила к ним портреты найденыша, но никто за Перришоном не явился. Возможно, причиной этого был тот факт, что попугай оказался слишком разговорчив, что называется, за словом в карман не лез. И слова эти иногда были непечатными. Так что он остался в дружной семье компаньонов и прекрасно в нее вписался.

Звери отлично ладили друг с другом. Первое время попугай пытался воровать игрушки у Пу И, но кот быстро его от этого отучил. Перришон кота слегка побаивался – Аскольд был хоть и неконфликтный, но авторитетный и умел за себя постоять, имея внушительные когти.

Лола неплохо относилась к коту, в меру сил заботилась о попугае, но, как уже было сказано, всю нерастраченную любовь и нежность вложила в крошечного песика. Она его обожала и ужасно баловала, трепетала по поводу его хрупкого здоровья и внешнего вида, кормила самыми лучшими собачьими консервами и прочими деликатесами, которым лакомка Пу И предпочитал ореховое печенье.

Леня относился к Лолиной любви с пониманием, песика он тоже любил, тем более что лентяйка Лолка частенько норовила проспать утреннюю прогулку, так что постепенно эту в общем-то необременительную обязанность он взял на себя.

И вот сегодня Маркиз неожиданно отказался от этой почетной и приятной обязанности!

Лола почувствовала, что дело нечисто. Конечно, парикмахерская – это святое, она сама записывалась заранее, несмотря на то что с мастером ее связывала многолетняя дружба, но Ленька… да что ему стричь-то? А, ясно! Снова пытается что-то сделать со своей неуклонно редеющей макушкой. Он-то думает, что Лола ничего не замечает. Нет, все-таки до чего глупы все мужчины! Однако не следует пускать дело на самотек, вдруг Ленька хочет ее обмануть…

– Пу И! – воскликнула Лола, по-прежнему обращаясь к песику. – Ты слышишь? Какая-то белобрысая мымра из парикмахерской ему дороже тебя!

Леня Маркиз действительно был любвеобильным. Его любили и девушки, и женщины постарше, а он всех одаривал вниманием и находил теплые слова. Лола была этим очень недовольна. Более чем недовольна! Несмотря на то что компаньоны договорились не смешивать личное и служебное, Лола элементарно ревновала. Хотя ни за что бы в этом не призналась даже самой себе.

Чаще всего Леня одаривал знаками внимания продавщиц парфюмерных и кондитерских магазинов, стюардесс местных авиалиний, секретарш и офис-менеджеров, медсестер частных клиник, а также маникюрш и парикмахеров.

И вот он собрался в парикмахерскую! Нет, определенно тут что-то нечисто! И лысеющая макушка ни при чем!

– Пу И, ты прекрасно знаешь, что это неправда, – парировал Леня, тоже обращаясь к песику. Тем самым он пытался смягчить остроту ситуации. – Кроме того, Танечка, у которой я стригусь, вовсе не белобрысая, она натуральная брюнетка…

– Ах, уже Танечка! – воскликнула Лола, подбоченившись, и огляделась в поисках какого-нибудь тяжелого предмета, чтобы запустить им в легкомысленного компаньона.

Леня, который во время этого волнующего разговора успел надеть второй ботинок, посчитал, что продолжать словесную дуэль бесполезно и небезопасно. Он выскользнул из квартиры и захлопнул за собой дверь, оставив поле боя за Лолой.

Тут же раздался гулкий звук – видимо, Лола все-таки запустила ему вслед что-то тяжелое, скорее всего ботинок от другой пары, из кожи австралийского страуса.

Леня вздохнул и направился в парикмахерскую.
* * *

Танечка, у которой он обычно стригся, уже ждала его.

Пока ее ласковые руки порхали вокруг Лениной головы, она успела рассказать ему множество новостей.

Массажистка Люся уволилась – вышла замуж за заводчика бойцовых собак и уехала с ним в Ханты-Мансийск. Маникюрша Лариса переквалифицировалась в политтехнологи. Парикмахер Гоша снимается в культовом телевизионном сериале из жизни вампиров и оборотней и стал каким-то странным – все время смотрит искоса и облизывает губы.

Леня воспринимал эти волнующие новости исключительно как убаюкивающий шум, что-то вроде морского прибоя или шелеста листьев в осеннем лесу.

Закончив со стрижкой, Танечка тщательно побрила Маркиза и под конец предложила сделать компресс на лицо. Леня, который к этому времени окончательно расслабился, охотно согласился на эту процедуру. Он закрыл глаза и погрузился в приятную полудрему. На его лицо опустилась горячая салфетка, пропитанная чем-то ароматным. Перед Лениными глазами поплыли какие-то цветные картины, полосы и пятна. Они плыли все быстрее и быстрее…

И вдруг Леня провалился в бездонный колодец беспамятства.

Сквозь клубящуюся темноту до него смутно долетали какие-то голоса, ему казалось, что его куда-то несут… или везут… потом все стихло, он снова был неподвижен.

– Кажется, проснулся, – раздался у него над головой незнакомый, но определенно мужской голос. – Да, точно проснулся.

– Танечка, что это было?.. – проговорил Леня, с трудом разлепляя веки. – Мне показалось, что вы заговорили мужским голосом… это было так странно…

Однако вместо симпатичной Танечки над ним стоял совершенно незнакомый мужчина с квадратным подбородком и глазами стального цвета.

– Вы кто? – удивленно спросил Леня и попытался сесть.

Он находился в какой-то комнате, определенно не имеющей ничего общего с парикмахерским салоном.

– Точно проснулся! – повторил незнакомый мужчина, обращаясь к кому-то, находящемуся у Лени за спиной.

Перед Маркизом появился другой человек – мужчина лет пятидесяти, с тяжелыми веками, короткими серебристыми волосами и глубокими складками у рта. Седовласого незнакомца сопровождала ненавязчивая волна мужского парфюма – смесь запахов дорогого трубочного табака, выдержанного виски и цветов цитруса. В общем, запаха больших денег.

– Где я? – проговорил Леня, всерьез испугавшись. – Кто вы такие? Что вам от меня нужно?

– Извините, что я использовал такой необычный способ приглашения, – произнес седовласый глубоким властным голосом.

– Вы называете это приглашением? – возмутился Маркиз. – Мне кажется, это больше похоже на похищение!

– Ну, не будем спорить об определениях… – поморщился Ленин собеседник. – Дело не в них…

– Дело не в определениях! – воскликнул Леня возмущенно. – Дело в насилии! Я его не переношу! Я считаю насилие недопустимым и оскорбительным!

Леня не то чтобы валял дурака, просто говорил пустые слова, чтобы если не разобраться в ситуации, то хотя бы определиться и оценить свое положение. Надо заметить, что если его усыпили, то использовали для этого очень хорошее средство. Без побочных эффектов. Голова у Маркиза не болела, в сон не клонило.

В его богатой событиями жизни он повидал всякого, так что быстро пришел в себя и теперь соображал, как с наименьшими потерями выпутаться из сложной ситуации.

– Это безобразие! – продолжал он скандальным голосом. – Это просто недопустимо!

– Ну, я же попросил у вас прощения! – оборвал его седовласый. – Мне очень нужно было с вами поговорить, а я знаю, что добиться встречи обычным путем не просто и это может занять много времени. А вот как раз времени у меня нет…

– Если вы думаете, что можете чего-то добиться от меня принуждением, то вы ошибаетесь!

Теперь в голосе Маркиза звучала твердость…

Издательство: АСТ
Год: 2018
Страниц: 320
Формат: fb2, mobi, doc

 
Скачать у партнера

Поделиться в соц. сетях